Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Публичное частное и частно публичное обвинение

Публичное частное и частно публичное обвинение

Статья 20. Виды уголовного преследования

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных , и Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных , , , , , , , , , , — Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных — , — , , , , , , , , , Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности.

К уголовным делам частно-публичного обвинения не могут быть отнесены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных — , , , , , , , , , Уголовного кодекса Российской Федерации, в случаях, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество. 4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в и настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.5.

Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в и настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Частно публичное обвинение

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Уголовное преследование прокурором на досудебных стадиях уголовного судопроизводства по делам публичного и частно-публичного обвинения включает: Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Отметим также, что уголовные дела частного и частно-публичного обвинения возбуждаются на основании заявления потерпевшего или его законного представителя (ч. 2, 3 ст. 20 УПК РФ).

Уголовное преследование

Прежде чем рассматривать порядок возбуждения уголовного дела, отметим, что возбуждение уголовного дела тесно связано с таким понятием, как уголовное преследование.

— это процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления (п.

55 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ).Часть 1 статьи 20 УПК РФ в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование осуществляется в частном, частно-публичном и публичном порядке.В свою очередь, от вида уголовного преследования зависит и вид уголовного дела.

Виды уголовного преследования

27 июня 2020Когда читаешь новости об очередном смягчении уголовного законодательства часто сталкиваешься с термином «дела частно-публичного обвинения». К примеру под соусом либерализации эту категорию дополнили новыми составами.

Помимо данной категории существуют дела частного и публичного обвинения. Это и есть виды уголовного преследования. Я хочу подробно рассказать о них, их сходствах и различиях (с примерами разумеется).1. Публичное. Уголовное преследование (т.е. производство по уголовному делу, привлечение виновного к ответственности) в публичном порядке осуществляется правоохранительным органами.

производство по уголовному делу, привлечение виновного к ответственности) в публичном порядке осуществляется правоохранительным органами.

Основанием для возбуждения уголовного дела может быть как заявление потерпевшего так и иная информация о готовящемся или совершённом преступлении.Например при обнаружении трупа с огнестрелом органы возбуждают дело безо всяких заявлений. Обвинение в суде в данном случае поддерживает прокурор.

Дела, в зависимости от обстоятельств, могут быть прекращены по различным основаниям.

В том числе в связи с примирением сторон. В данном порядке расследуется большинство преступлений.2. Частно-публичное обвинение. Оно применимо только к определённым составам преступлений ().

К примеру по преступлениям связанным с нарушением конституционных прав или совершённым предпринимателями. В отличие от публичного порядка единственным основанием для возбуждения указанных дел является заявление потерпевшего.

Каким бы очевидным преступление не было — без заявления возбудить такое дело правоохранительные органы не смогут. Второй особенностью данной категории дел является невозможность прекращения дела за примирением сторон. То есть если потерпевший подал заявление — назад дороги нет.

Лицо в любом случае будет привлечено к ответственности.3.

Частное. К данной категории дел относится три состава: — легкий вред здоровью (ч.1 ст.115 УК);- побои лицом, уже привлеченным по аналогичной административке (ст.116.1 УК);- клевета (ч.1 ст.128.1 УК).Здесь порядок привлечения к ответственности существенно отличается от двух предыдущих категорий: Во-первых заявление подаётся сразу в суд (мировой). Он же и возбуждает уголовное дело.

Во-вторых сбор доказательств, поддержка обвинения в суде полностью ложится на потерпевшего.

Он может почувствовать себя и следователем и прокурором. То есть органы предварительного расследования в этом процессе никак не участвуют. В-третьих по делам данной категории возможно применение сторон на любой стадии процесса.Однако нередки ситуации когда жулик потерпевшему неизвестен. Предположим гражданина ударил на улице случайный прохожий с причинением лёгкого вреда здоровью.

Предположим гражданина ударил на улице случайный прохожий с причинением лёгкого вреда здоровью. Никаких данных, кроме нецензурных личностных характеристик, потерпевший о нём не рассказать не может. Как подавать в этом случае заявление в суд, кого просить привлечь к ответственности?

Мудрый законодатель предвидел данную ситуацию. Заявление подаётся в полицию. Там обязаны возбудить уголовное дело, даже несмотря на то что состав относится к категории частного обвинения.Есть ещё одна важная оговорка.

Дело частного и частно-публичного обвинения может быть возбуждено следователем (дознавателем) и при отсутствии заявления.

Это происходит если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. Например в случае если потерпевший является инвалидом или зависимым от родственника-преступника ребёнком. Так что можно не переживать — никто не останется безнаказанным.Телеграм канал Анонимный прокурорСиловой Блок Замкадья — агрегатор силовых телеграм каналов

Понятие и виды уголовного преследования

Уголовное преследование – это процессуальная деятельность, которая осуществляется стороной обвинения для того чтобы изобличить лицо виновного в совершении преступления.

Со стороны обвинения, эту деятельность осуществляют такие участники уголовного судопроизводства, как:

  1. потерпевший и его законный представитель.
  2. дознаватель;
  3. прокурор;
  4. начальник подразделения дознания;
  5. частный обвинитель и его представитель;
  6. следователь;
  7. руководитель следственного органа;
  8. гражданский истец и его представитель;

Но характер их деятельности, а также совокупность средств реализации функции уголовного преследования и объем предоставленных полномочий различаются в зависимости от: внутреннего убеждения, от тяжести и характера преступления, а также стадий производства по уголовному делу. В соответствии с ст. 20 УПК РФ закреплено три вида уголовного преследования:

  1. частное;
  2. публичное;
  3. частно-публичное.

Тяжесть и характер совершенного преступления выступают критерием разделения уголовного преследования на данные виды.

Дела частного обвинения – это дела о преступлениях, как правило, без отягчающих обстоятельств, которые предусмотрены в статьях УК РФ:

  1. клевета (ч. 1 ст. 129);
  2. умышленное причинение легкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 115);
  3. оскорбление (ст. 130 УК РФ).
  4. побои (ч. 1 ст. 116);

Подобные дела могут быть возбуждены только по заявлению потерпевшего, его законного представителя и прекращаются, если стороны пошли на примирение.

Такой вариант возможен только до удаления суда в совещательную комнату. Дела частно-публичного обвинения – это дела о преступлениях также без отягчающих обстоятельств, которые предусмотрены в УК РФ:

  1. насильственные действия сексуального характера (ч. 1 ст. 132);
  2. нарушение неприкосновенности частной жизни (ч. 1 ст. 137);
  3. нарушение неприкосновенности жилища (ч. 1 ст. 139) и другие.
  4. нарушение равенства свобод и прав человека и гражданина (ч. 1 ст. 136);
  5. изнасилование (ч. 1 ст. 131);
  6. нарушение телефонных переговоров, тайны переписки, а также телеграфных, почтовых или иных сообщений (ч. 1 ст. 138);

Такие дела также возбуждаются по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но в отличие от дел частного обвинения, эти дела не могут быть прекращены в связи с примирением сторон.

Но правило, которое предусмотрено в ст. 25 УПК РФ, является исключением.

В статье закреплено, что суд, а также дознаватель с согласия прокурора или следователь с согласия руководителя следственного органа, если имеется заявление потерпевшего или его законного представителя, имеют право прекратить уголовное дело в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней или небольшой тяжести.

И если преступление было совершено лицом впервые, и он загладил причиненный вред и примирился с потерпевшим. По таким делам производство осуществляется в общем порядке, который предусмотрен УПК РФ.

Слишком сложно? Не парься, мы поможем разобраться и подарим скидку 10% на любую работу Опиши задание Применительно к институту уголовного преследования, тенденция усиления равенства уголовного судопроизводства была закреплена. В сравнении с предыдущим уголовно-процессуальным законодательством (УПК РСФСР 1960 г.) значительно расширился круг дел частно-публичного обвинения, а также появилась возможность не только у потерпевших, но и у их законных представителей, возбуждать уголовные дела частно-публичного и частного обвинения. Так как УПК РФ ориентировано на защиту прав и законных интересов лиц и организаций, которые оказались потерпевшими, а не на быстрое и полное раскрытие преступлений, то Расширение частных начал уголовного судопроизводства соответствует задачам и духу современного российского уголовно-процессуального законодательства.

В Российской Федерации, защита прав и свобод человека не является только частным делом личности, но и обеспечивается государством.

Поэтому в ряде случаев, дела частного и частно-публичного обвинения могут возбуждаться должностными лицами (дознавателем с согласия прокурора, а также следователем) даже если отсутствует заявления потерпевшего и его законного представителя.

Это только в случаях, когда преступление было совершено в отношении лица, которое в силу беспомощного и зависимого состояния либо по другим причинам не может защищать свои права и законные интересы, а также в случаях, когда лицо совершило преступление и данных о нем не известно.

В таких случаях уголовное преследование будет осуществляться вне зависимости от волеизъявления потерпевшего. Уголовные дела, возбужденные подобным образом, приобретают публичный характер, и уголовное преследование по ним осуществляется в публичном порядке. Так как уголовное преследование осуществляется по делам частно-публичного или частного обвинения в публичном порядке, то это не противоречит уголовному судопроизводству и его задачам.

Таким образом, не следует его рассматривать как проявление приоритета государственных интересов над частными в уголовном процессе.

В данном случае, речь идет о защите охраняемых законом интересов и прав потерпевшего, который находится в беспомощном состоянии, или по иным причинам не может самостоятельно реализовать свое право. Таким образом, дознаватель и следователь отстаивают от имени государства интересы лица, который нуждается в дополнительной защите со стороны государства.

Все остальные дела, которые не относятся к категориям дел частно-публичного и частного обвинения, считаются уголовными делами публичного обвинения. Прокурор, а также дознаватель и следователь, в силу публичного характера российского уголовного судопроизводства, осуществляют уголовное преследование по уголовным делам частно-публичного и публичного обвинения от имени государства.

Следователь, прокурор, орган дознания и дознаватель, в каждом случае обнаружения признаков преступления обязан руководствоваться принципом законности, изобличать лица или лиц, которые виновны в совершении преступления, а также принимать предусмотренные законом меры по установлению события преступления.

Обязанности, которые возлагаются на следователя, прокурора и дознавателя, могут быть исполнены надлежащим образом только тогда, когда все эти лица будут обладать конкретными властными полномочиями. Согласно ст. 37, 38, 41 УПК РФ закреплено правовое положение следователя, прокурора и дознавателя. Также закон устанавливает, что поручения, требования и запросы руководителя следственного органа, следователя, прокурора, органа дознания и дознавателя, которые предъявлены в пределах их полномочий, установленных УПК РФ являются обязательными для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, гражданами и должностными лицами.
Также закон устанавливает, что поручения, требования и запросы руководителя следственного органа, следователя, прокурора, органа дознания и дознавателя, которые предъявлены в пределах их полномочий, установленных УПК РФ являются обязательными для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, гражданами и должностными лицами.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Другой комментарий к статье 20 УПК РФ

1. Комментируемая статья определяет три вида уголовного преследования. Связывая такую классификацию с характером и тяжестью преступлений, законодатель вместе с тем не ограничивается этим постулатом, не отсылает к нормам УК, а перечисляет уголовные дела о преступлениях, преследуемых в порядке частного обвинения (пять составов преступлений), и дела о преступлениях, преследуемых в порядке частно-публичного обвинения (девять составов преступления).

Дела об остальных преступлениях преследуются в публичном порядке.

Понятие «уголовное преследование» дано в п. 55 ст. 5 УПК. Оно представляет собой процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения с целью изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Сообразно сказанному уголовные дела принято разделять на дела публичного обвинения, дела частно-публичного обвинения и дела частного обвинения.

2. К делам частного обвинения комментируемая статья относит дела о преступлениях, предусмотренных ст.

115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 (побои), 129, ч.

1 (клевета без отягчающих обстоятельств), 130, ч. 1 (оскорбление), 130, ч. 2 (оскорбление, содержащееся в публичном выступлении или СМИ). Все они относятся к преступлениям небольшой тяжести.

Дела частного обвинения — это такие дела, которые возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (его законного представителя) и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (см.

коммент. к ст. 318, 319, 321).

Имевшие место на практике тенденции переложить бремя обеспечения привлечения к уголовной ответственности по этим делам на пострадавших признаны ошибочными.

КС РФ признал не соответствующими Конституции положения ч.

2 и 4 ст. 20, ч. 6 ст. 144, п. 3 ч. 1 ст. 145, ч. 3 ст. 318 УПК в той части, в какой они не обязывают прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя принять по заявлению лица, пострадавшего в результате преступления, предусмотренного ст.

115 или ст. 116 УК, меры, направленные на установление личности виновного в этом преступлении и привлечение его к уголовной ответственности в закрепленном уголовно-процессуальным законом порядке (см. Постановление КС РФ от 27.06.2005 N 7-П). 3. Уголовными делами частно-публичного обвинения закон считает такие дела, которые возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат.

Все производство по делу после его возбуждения осуществляется в таком же порядке, как и по делам публичного обвинения. К делам о преступлениях, производство по которым осуществляется в порядке частно-публичного обвинения, отнесены дела о преступлениях, предусмотренных ч.

1 ст. 131 (изнасилование без отягчающих обстоятельств), ч.

1 ст. 132 (насильственные действия сексуального характера); ч. 1 ст. 136 (нарушение равноправия граждан), ч. 1 ст. 137 (нарушение неприкосновенности частной жизни), ч. 1 ст. 138 (нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений), ч. 1 ст. 139 (нарушение неприкосновенности жилища), 145 (необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременных женщин или женщин, имеющих детей до трех лет), ч.

1 ст. 139 (нарушение неприкосновенности жилища), 145 (необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременных женщин или женщин, имеющих детей до трех лет), ч. 1 ст. 146 (нарушение авторских и смежных прав), ч. 1 ст. 147 (нарушение изобретательских и патентных прав).

Все перечисленные преступления, кроме предусмотренных ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132 УК, относятся к категории преступлений небольшой тяжести.

4. Уголовные дела о преступлениях, перечисленных в ч. 2 и 3 комментируемой статьи (дела частного, частно-публичного обвинения), могут быть возбуждены и при отсутствии заявления потерпевшего, если преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими правами (преклонный возраст, состояние недееспособности, болезнь потерпевшего и т.п.).

В отличие от ранее действовавшего УПК дела частно-публичного обвинения вправе возбудить не только прокурор, но с его согласия также следователь и дознаватель. 5. Дела публичного обвинения — это дела, возбуждаемые уполномоченными органами (прокурором, следователем, дознавателем) в каждом случае обнаружения признаков преступления.
5. Дела публичного обвинения — это дела, возбуждаемые уполномоченными органами (прокурором, следователем, дознавателем) в каждом случае обнаружения признаков преступления. ← →

Частно-публичное обвинение

Норма ст.

2 Конституции РФ ставит государство в положение стража прав и свобод своих граждан, поскольку возлагает на него обязанность признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Преступность — один из наиболее значимых источников угроз для прав и свобод личности, в связи с чем государство, реализуя обозначенную конституционную обязанность, предпринимает комплекс мер, направленных как на предупреждение преступлений, так и на устранение негативных последствий уже совершенных преступных деяний. Преступление затрагивает права и законные интересы не только отдельной личности — потерпевшего, но и всего общества, ведь опасность, исходящая от совершившего преступное деяние лица, угрожает неограниченному кругу граждан.

Интересы общества в целом и каждого из его членов в отдельности воплощаются в публичный интерес, требующий нейтрализации этой опасности, предупреждения совершения преступником нового злодеяния. Уголовное судопроизводство представляет собой инструмент решения этой задачи, позволяющий выяснить все обстоятельства совершенного преступления, установить личность виновного, изобличить его и правильно применить к нему соответствующие уголовно-правовые меры.

Поскольку в случае обнаружения признаков преступления возникновение опасности для общества и всех его граждан презюмируется, деятельность уполномоченных государственных органов в сфере уголовной юстиции носит инициативный, наступательный характер.

В данном положении кроется основание господства в уголовном судопроизводстве принципа публичности, в соответствии с которым прокурор и органы предварительного расследования обязаны по собственной инициативе (по долгу службы, ex officio) осуществлять уголовное преследование, как правило, по каждому ставшему им известным случаю совершения преступления. Потерпевший в силу различных причин может не желать привлечения виновного к уголовной ответственности, однако его мнение при решении вопроса о начале осуществления уголовного преследования, по общему правилу, не учитывается, ведь деятельность правоохранительных органов направлена не только и не столько на защиту нарушенных прав потерпевшего, сколько на обеспечение общественной безопасности.

Публичный интерес, вмещающий в себя интересы неограниченного круга лиц и требующий применения к виновному адекватных уголовно-правовых мер, признается более значимым в сравнении с интересом отдельной личности, возражающей против уголовного преследования. Вместе с тем в некоторых случаях законодатель отдает приоритет личным интересам потерпевшего и, поступаясь публичным интересом, ставит в зависимость от волеизъявления жертвы преступления не только возбуждение уголовного дела (начало уголовного преследования), но даже и прекращение производства по делу.

Подобные привилегии предоставлены потерпевшим по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения. Сами термины «частно-публичное обвинение» и «частное обвинение» указывают на участие в обозначаемых ими видах уголовного преследования частных лиц (граждан и организаций, потерпевших от преступления).

Уголовные дела частно-публичного обвинения характеризуются тем, что возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя и могут быть прекращены за примирением сторон лишь при наличии оснований, предусмотренных ст. 25 УПК. В соответствии с ч. 3 ст.

20 УПК уголовное преследование в частно-публичном порядке осуществляется по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч.

1 ст. 131, ч. 1 ст. 132, ч. 1 ст. 136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138, ч. 1 ст. 139, ст. 145, ч. 1 ст. 146, ч.

1 ст. 147 УК. Из положения закона о том, что уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (его законного представителя), вовсе не следует, что потерпевшему (его законному представителю) предоставлено право возбуждения уголовных дел рассматриваемой категории. В действительности субъектами этого права остаются орган дознания, дознаватель и следователь, которые принимают соответствующее решение по результатам предварительной проверки, осуществляемой в порядке, предусмотренном главой 19 УПК. Но вот вынести решение о возбуждении уголовного дела частно-публичного обвинения орган предварительного расследования вправе только при наличии выраженного в заявлении волеизъявления на то потерпевшего (его законного представителя).

Если же основания для возбуждения уголовного дела отсутствуют, орган дознания, дознаватель или следователь обязаны, несмотря на поступившее от потерпевшего (его законного представителя) заявление, вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Таким образом, смысл установления особенностей возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения состоит в обеспечении потерпевшему (его законному представителю) права на то, чтобы уголовное дело рассматриваемой категории не было возбуждено вопреки его воле. Данное право потерпевшего является одним из проявлений диспозитивности в уголовном судопроизводстве.

Чтобы обеспечить реализацию в рамках стадии возбуждения уголовного дела указанного диспозитивного права потерпевшего, законодателю потребовалось усложнить процедуру производства в рассматриваемой стадии, установив особые условия, необходимые для возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения. Согласно ч. 1 ст. 146 УПК орган дознания, дознаватель или следователь в пределах компетенции, установленной уголовно-процессуальным законом, вправе возбудить уголовное дело только при наличии повода и основания, которые предусмотрены ст.

140 УПК. В ч. 1 ст. 140 УПК к числу поводов для возбуждения уголовного дела отнесены: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Регулируя порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения, законодатель выделил заявление потерпевшего (его законного представителя) в качестве особой разновидности такого повода для возбуждения уголовного дела, как заявление о преступлении (ч. 3 ст. 20, ч. ч. 3 и 4 ст. 147 УПК).

Заметим, что в юридической литературе давно звучат предложения увязать приобретение лицом процессуального статуса потерпевшего с вынесением постановления о возбуждении уголовного дела.

Обратил на это внимание в своем ежегодном докладе и Уполномоченный по правам человека в РФ В.П.

Лукин, по мнению которого, ст. 146 УПК необходимо дополнить положением о том, что пострадавшее от преступления лицо признается потерпевшим одновременно с возбуждением уголовного дела.

Очевидно, что необходимость внесения в УПК предлагаемых дополнений особенно остро ощущается по делам частно-публичного обвинения, ведь, принимая во внимание при решении вопроса о возбуждении уголовного дела выраженное в заявлении волеизъявление определенного лица, орган дознания, дознаватель, следователь тем самым de facto констатируют, что данное лицо пострадало от преступления, т.е. является потерпевшим (не случайно в законе речь идет о заявлении потерпевшего).

А раз так, то почему для реализации прав потерпевшего в ходе расследования то же самое лицо должно дожидаться, пока орган, ведущий уголовный процесс, вынесет соответствующее постановление?

Итак, если по уголовным делам публичного обвинения безразлично, что послужит поводом для их возбуждения — заявление о преступлении, поступившее от потерпевшего или от очевидца; явка с повинной либо сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников, то применительно к возбуждению уголовных дел частно-публичного обвинения поводом может служить только заявление о преступлении, причем поданное не кем бы то ни было, но исключительно потерпевшим или его законным представителем. Другими словами, модель возбуждения уголовного дела частно-публичного обвинения построена таким образом, что заявление потерпевшего (его законного представителя) выступает в качестве единственного законного повода принятия данного решения. Даже наличие оснований, указанных в ч.

2 ст. 140 УПК, при отсутствии указанного повода не позволяет вынести решение о возбуждении уголовного дела.

Поэтому законодатель включил в перечень оснований для отказа в возбуждении уголовного дела

«отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса»

(п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК). В связи с этим уместно привести позицию Я.О. Мотовиловкера, называвшего заявление потерпевшего предпосылкой уголовного процесса по делам частно-публичного обвинения.

При этом под предпосылками уголовного процесса он понимал совокупность условий, предоставляющих возможность определенным путем рассмотреть и разрешить по существу вопросы, составляющие предмет процесса.

Другими словами, предпосылки процесса — это условия, при отсутствии которых недопустимым признается процесс в целом, а не его отдельная стадия или отдельное процессуальное действие.

Следовательно, отсутствие предпосылки процесса влечет прекращение дела на любом этапе судебного разбирательства. Как видно, применительно к уголовным делам частно-публичного обвинения законодатель ограничил действие принципа публичности, поставив их возбуждение в зависимость от волеизъявления потерпевшего (его законного представителя).

Возникают вопросы: какими мотивами при этом руководствовался законодатель? на чем основано рассматриваемое диспозитивное право потерпевшего (его законного представителя)?

Из смысла ч. 1 ст. 20 УПК следует, что уголовное преследование распадается на осуществляемое в публичном, частно-публичном и частном порядке в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления. Проливает ли данная норма свет на истинные причины, побудившие законодателя предоставить потерпевшему (его законному представителю) диспозитивное право на то, чтобы без его согласия уголовное дело частно-публичного обвинения не было возбуждено? Думается, нет. Очевидно, что преступления, перечисленные в ч.

3 ст. 20 УПК, характеризуются той же степенью общественной опасности, что и сопоставимые с ними по тяжести преступления, уголовное преследование которых осуществляется в публичном порядке. В связи с этим неверно обосновывать выделение преступлений, преследуемых в порядке частно-публичного обвинения, в особую группу тем, что они в большей мере посягают на личные интересы граждан или представляют меньшую опасность для общества.

Все деяния, перечисленные в ч.

3 ст. 20 УПК, — преступления, а значит, они по определению (ч. 1 ст. 14 УК) являются общественно опасными деяниями. Как отметил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27 июня 2005 г.

N 7-П, введение законом уголовной ответственности за то или иное деяние является свидетельством достижения им такого уровня общественной опасности, при котором для восстановления нарушенных общественных отношений требуется использование государственных сил и средств. Следовательно, причины введения в уголовный процесс частно-публичного порядка уголовного преследования следует искать в другом.

По справедливому замечанию А.Д. Бойкова, примеров противоречий как в нормах уголовного судопроизводства, так и в практическом применении его принципов и институтов немало, и это подтверждает общие социальные закономерности, вынуждающие ранжировать защищаемые ценности с тем, чтобы в конфликтных ситуациях приносить в жертву одни из них ради других, более высоких. Интерес потерпевшего, который в силу различных причин может не желать начала производства по уголовному делу о совершенном в отношении него преступлении, вступает в противоречие с публичным интересом, направленным на защиту общества от опасности, исходящей от преступника.

Вместе с тем в демократическом государстве никакие интересы — будь то публичные или личные — не могут и не должны отстаиваться любой ценой.

Регулируя порядок действий правоприменителя в ситуациях, сопровождающихся конфликтом интересов общества и отдельной личности, законодателю всегда приходится выбирать меньшее из двух зол, сравнивая последствия различных вариантов регламентации процессуальной деятельности. В некоторых случаях возбуждение уголовного преследования вопреки воле потерпевшего может причинить интересам личности столь существенный вред, что такой образ действий ни при каких обстоятельствах не может быть признан оправданным.

Как указал Конституционный Суд РФ, законодатель вправе дифференцировать порядок производства по различным категориям уголовных дел, допуская включение в него элементов диспозитивности, которая предполагает учет волеизъявления лица, пострадавшего от преступления, вплоть до придания ему определяющего значения при принятии ряда ключевых процессуальных решений в целях более полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина… в том числе для предотвращения нежелательных для лица, пострадавшего от преступления, последствий его участия в уголовном процессе. Сказанное в первую очередь относится к уголовным делам о половых преступлениях.

В уголовно-процессуальной науке уже давно утвердилось мнение, согласно которому право решать вопрос о возбуждении уголовного дела предоставляется потерпевшим от изнасилования, с тем, чтобы не допустить нежелательной для них огласки события преступления. Те же причины побудили законодателя установить аналогичный порядок возбуждения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 132 УК (насильственные действия сексуального характера).

Кроме того, во избежание нежелательной огласки обстоятельств частной жизни гражданина законодатель отнес к числу уголовных дел частно-публичного обвинения дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 137 УК (нарушение неприкосновенности частной жизни). Поэтому первой причиной наделения потерпевшего правом на то, чтобы уголовное дело частно-публичного обвинения не возбуждалось вопреки его воле, следует признать необходимость обеспечения защиты прав и интересов данного лица от возможной в случае возбуждения уголовного дела огласки события преступления, которая может причинить потерпевшему больше вреда, нежели само преступление.

Вместе с тем защита прав потерпевшего — не единственное основание установления частно-публичного порядка уголовного преследования.

Вторая причина заключается в том, что преступный характер некоторых деяний невозможно установить без помощи потерпевшего. В одних случаях это обусловлено латентным характером некоторых преступлений, в других — необходимостью учитывать субъективное отношение потерпевшего к деянию: воспринималось ли оно им как преступление. В частности, обнаружение без активной помощи потерпевших преступлений, предусмотренных ч.

1 ст. 136, ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст.

138, ч. 1 ст. 139, ст. 145 УК, для органов публичного уголовного преследования представляет значительные сложности. Кроме того, установить, например, было ли нарушено конституционное право гражданина на неприкосновенность частной жизни, без учета мнения потерпевшего вообще невозможно.

Кстати, это в полной мере относится и к уголовным делам об изнасилованиях и насильственных действиях сексуального характера. Оценка произошедшего события лицом, предположительно являющимся потерпевшим, имеет в подобных случаях решающее значение. Необходимость учета волеизъявления потерпевших при возбуждении уголовных дел о нарушении авторских и смежных, изобретательских и патентных прав (ч.

1 ст. 146, ч. 1 ст. 147 УК) объясняется тем, что в предмет доказывания по этим делам входят обстоятельства, связанные с созданием произведения литературы, искусства или науки, изобретением или рационализаторским предложением, участием либо неучастием в нем определенных лиц, с их согласием либо несогласием на воспроизведение, распространение или оглашение.

Сведения об этих обстоятельствах являются, прежде всего, достоянием автора и без активной помощи потерпевшего они вряд ли могут быть успешно установлены органами публичного уголовного преследования . Таким образом, введение в процедуру возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения элементов диспозитивности обусловлено в конечном счете тем, что на сегодняшний день не существует публичных механизмов, которые позволяли бы без учета мнения потерпевшего правильно решать вопросы о том: 1) не причинит ли огласка существенный вред правам и интересам жертвы преступления, 2) воспринималось ли деяние потерпевшим как преступление, и т.п.

Причины, послужившие основанием включения в процедуру возбуждения уголовных дел частно-публичного обвинения элементов диспозитивности, одновременно объясняют и отсутствие у потерпевшего права распоряжения обвинением (уголовным иском) на последующих этапах процесса: после возбуждения уголовного дела производство по нему ведется в общем порядке (ч. 1 ст. 147 УПК). Обратившись в правоохранительные органы с заявлением, потерпевший (его законный представитель) тем самым подтверждает, что возбуждение уголовного дела не нарушит его прав и интересов, а значит, с этого момента не существует более никаких препятствий для осуществления уголовного преследования в публичном порядке. Как писал Л.Я. Таубер, потерпевший, прежде чем возбудить преследование по делу, касающемуся интимных сторон жизни, должен взвесить, не причинит ли ему огласка больше вреда, чем само преступление.

И если он возбудит преследование, то нет уже никаких оснований ставить исход дела в зависимость от воли потерпевшего и обвиняемого. Понятно, что уголовное преследование должно приобретать публичный характер и в том случае, когда потерпевший в своем заявлении подтвердит, что деяние, противоправность которого невозможно установить без учета его субъективной оценки потерпевшим, является преступлением.

А.М. Ларин справедливо отмечал, что цели института возбуждения уголовного дела, принципы гуманизма и законности уголовного процесса, его этические основы обусловливают необходимость последовательного проведения публичного начала в интересах лиц, неспособных самостоятельно отстаивать свои права и потому нуждающихся в особой заботе и поддержке. Как любой иной принцип организации процессуальной деятельности, диспозитивность имеет ценность лишь тогда, когда позволяет более эффективно (в сравнении с публичным порядком) решать стоящие перед уголовным судопроизводством задачи.

Необходимым условием реализации участниками уголовного процесса своих диспозитивных прав является возможность свободно распоряжаться этими правами. Вместе с тем на практике вполне может возникнуть ситуация, когда потерпевший в силу различных причин не будет иметь возможности свободно выразить свою волю или принять решение в соответствии со своими действительными интересами (порок воли). В этом случае диспозитивное построение стадии возбуждения уголовного дела окажется неэффективным, а потому не только не будет способствовать, но, возможно, станет даже препятствием к достижению назначения уголовного процесса.

Поэтому законодатель предусматривает публично-правовой механизм защиты прав потерпевшего: следователь, а также с согласия прокурора дознаватель обязаны возбудить уголовное дело о любом из преступлений, указанных в ч. 3 ст. 20 УПК, и при отсутствии заявления потерпевшего (его законного представителя), если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы (ч.

4 ст. 20, ч. 4 ст. 147 УПК). Автор статьи: И.С. ДИКАРЕВ

Комментарий к Ст.

20 УПК РФ

1. Под уголовным преследованием понимается процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (см. к ней). 2. Уголовное преследование — самостоятельная процессуальная функция. Ее структура и содержание включают в себя выдвижение обвинения или подозрения в совершении преступления, его обоснование доказательствами, предъявление и изменение обвинения, завершение уголовного дела составлением обвинительного заключения или обвинительного акта, утверждение этих процессуальных актов прокурором и направление уголовного дела в суд, а в суде уголовное преследование осуществляется путем поддержания государственного или частного обвинения, а также путем апелляционного и кассационного обжалования приговора, если сторона обвинения, проиграв процесс на предыдущих стадиях, с ним не согласна и намерена продолжать уголовное преследование в соответствии с ранее занятой позицией.

3. Юридическая сущность уголовного преследования в частном порядке состоит в том, что привлечение виновного к уголовной ответственности инициируется, уголовное дело, которое именуется делом частного обвинения, возбуждается и доказывание виновности в совершении преступления перед судом производится самим потерпевшим от этого преступления, его законным представителем или представителем, словом — частным обвинителем без участия государственных органов, а роль (функция) государства в данном случае сводится к отправлению правосудия. В российском судопроизводстве дела частного обвинения занимают незначительное место и ограничены, во-первых, делами о небольшой тяжести преступлений против здоровья, чести и достоинства личности (пять составов: при отсутствии квалифицирующих признаков, и также при отсутствии квалифицирующих обстоятельств и оскорбление — основной и квалифицированный составы), а во-вторых, двумя обязательными условиями: а) лицо, совершившее вышеуказанное преступление, известно потерпевшему; б) последний же ни в чем не зависим от виновного — ни по работе (службе), ни в семье, ни в быту, ни в корпоративном отношении и т.д.

и т.п.; он не находится также в беспомощном состоянии (одинокое малолетство или старость, болезнь, инвалидность, нищета, безграмотность) и не подвержен действию никаких других причин, лишающих его реальной возможности нести процессуальное бремя стороны в судебном состязании и эффективно защищать свои права и интересы. Словом, пострадавший намерен, способен, готов и в состоянии лично или при помощи законного представителя или (и) представителя, т.е.

профессионального юриста-адвоката, изобличить своего обидчика и добиться законного возмездия по суду и возмещения причиненного преступлением вреда. В таких случаях уголовные дела частного обвинения минуют стадию предварительного расследования; все производство по ним от начала до конца осуществляется мировым судьей (см. — к ним). 4. Если же эти условия отсутствуют, то следователь или дознаватель (последний с согласия прокурора) обязаны принять функцию уголовного преследования на себя и осуществлять ее в полном объеме от имени государства, независимо от волеизъявления и позиции потерпевшего (см.

), на основе принципа публичности, подчиняя свою деятельность по проверке заявления или сообщения о преступлении, возбуждение уголовного дела и его расследование, а также поддержание обвинения в суде правилам уголовного судопроизводства по делам публичного обвинения (см. , , и , а также комментарий к ним), каковыми они, по существу, и становятся, хотя в тексте закона они иногда именуются делами частного обвинения (см., например, часть вторую статьи 246 УПК). 5. Уголовные дела , , , , о нарушении неприкосновенности жилища, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 139 УК), , , и , именуются делами частно-публичного обвинения.

Их особенность заключается в том, что указанные дела (так же, как и дела частного обвинения) возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат.

Таким образом, уголовное судопроизводство как обязательная предпосылка уголовного преследования начинается только по воле потерпевшего или его законного представителя, но осуществляется вне зависимости от таковой. Вместе с тем следователь или дознаватель вправе возбудить любое уголовное дело частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам неспособного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

6. Все остальные уголовные дела считаются делами публичного обвинения, а уголовное преследование виновного в преступлении носит публичный характер, т.е. осуществляется органами государства и от имени государства, причем не только и не столько в интересах потерпевшей стороны, сколько в интересах всего общества в целом. Поэтому движение уголовного дела публичного обвинения позицией сторон не связано.

Расследование и судебное рассмотрение таких дел производятся по общим правилам уголовного судопроизводства, без изъятия и особенностей.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+